Бюджет 2020: так ли страшен, как его малюют?

Парламент ещё обсуждает детали государственного бюджета на 2020 год, но из средств массовой информации мы уже знаем, как все плохо. Проблем с бюджетом хватает, но при этом конкретная критика имеет весьма отдалённое отношение к реальному положению дел, пишет Андрей Коробейник в МК-Эстония.

Постараюсь объяснить своё видение ситуации, комментируя доводы критиков.

1. Бюджет 2020 года – дефицитный. Это произошло из-за некомпетентности правительства, ведь экономика в последние годы росла.

Доходы государственного бюджета на следующий год запланированы в размере 11,8 миллиарда евро, а расходы – 11,6 миллиарда. Лишние двести миллионов евро, казалось бы – но критики указывают на структурный дефицит в 0,7%. Структурный дефицит – это довольно сложное понятие, зависит он и от прогнозов экономического роста на следующий год. И вот тут как раз и кроются две серьёзные проблемы.

Во-первых, способности к экономическому прогнозированию в Эстонии оставляют желать много лучшего.

Министерство экономики и коммуникаций несколько лет подряд ошибалось в прогнозировании поступлений от алкогольного акциза – к примеру, в 2017 году вместо прогнозируемых 341 млн в бюджет поступило всего 229 млн – разница в полтора раза. В частном секторе жизнь у таких прогнозистов не задалась бы, но Министерство экономики живёт по своим правилам.

Логика чиновников всегда примерно одинакова – если поднять налог, скажем, в два раза, то и поступления в бюджет вырастут в два раза. А жизнь – она сложнее арифметики. Это прогнозирование на уровне первоклассников делает невозможным сложные экономические реформы и может привести к экономической стагнации в самом ближайшем будущем. Любое понижение налогов, которое могло бы дать Эстонию инвестиции или вернуть рабочие места (и, в итоге, привести к росту бюджетных доходов) получает от чиновников уничижительные отзывы – ведь прогнозировать косвенный эффект они не только не умеют, но даже и не пытаются.

Во-вторых, приверженность структурному профициту серьёзно вредит конкурентоспособности Эстонии. Сегодня мы могли бы взять кредит под крайне низкий процент (ведь у Эстонии долговая нагрузка ниже всех в Евросоюзе, причём второе место от нас очень далеко). Но не берём, потому что кредит увеличит структурный дефицит. А другие страны берут, реализуют инфраструктурные проекты, и их экономики растут быстрее. К примеру, структурный дефицит финского бюджета все последние годы превышал эстонский – в прошлом году он составлял 1,2%. Разрешённая граница для стран ЕС – 3% и, например, Франция все последние годы недобирает до 3% совсем немного.

2. Внеочередное повышение пенсий – это насмешка над пенсионерами и нарушение предвыборных обещаний.

Одна из основных проблем для Эстонии сегодня – живущее в относительной бедности большое количество пенсионеров. Бедность относительна по отношению к средним зарплатам, которые в последние годы росли быстрее пенсий. Это происходило по двум причинам. Во-первых, при индексации пенсий учитывается не только рост зарплат, но и инфляция (а она росту зарплат уступала). Во-вторых, последние 12(!) лет внеочередного повышения пенсий не происходило.

В следующем году пенсии поднимутся на 45 евро. 38 евро – индексация и 7 евро – внеочередная надбавка.

Над этими 7 евро можно насмехаться, но можно и подумать о том, что в 2020 году впервые за долгие годы процент живущих в относительной бедности пенсионеров уменьшится.

И уж точно стоит иметь в виду, что без внеочередных надбавок перспективы вырисовываются безрадостные. Нашей целью должна быть средняя пенсия в половину средней зарплаты. Но если мы ограничимся индексацией по старым правилам, то эта цель будет отдаляться с каждым годом.

3. Из-за тотальной экономии пришлось отменить все важные инвестиции

Действительно, в первоначальных планах расходная часть бюджета была на 50 миллионов больше, но основные инвестиции никуда не делись. К примеру, 17 миллионов на Пярнуский аэропорт или 10 миллионов на строительство таллиннской кольцевой дороги перенесены на 2021 год не из-за экономии, а по другим причинам – строительство аэропорта затормозил судебный процесс с соседями, а подготовка проекта таллиннской кольцевой дороги заняла больше времени.

Продолжится рост зарплат учителей и воспитателей – зарплаты школьных учителей вырастут более чем на 5%, а средняя зарплата педагогов детских садов достигнет уровня минимальной зарплаты школьных учителей.

В несколько раз будут увеличены пособия на детей с недостатками здоровья. На 26 миллионов больше будет выделено на лечение пожилых людей – это те средства, которые государство доплачивает в Больничную кассу за неработающих пенсионеров.

Положительных новостей в бюджете следующего года хватает, но и реальных проблем тоже достаточно – к примеру, финансирование науки, которое все партии пообещали поднять до 1% от ВВП, вырастет только с 0,71% до 0,74%. Это 16 миллионов евро роста, но до одного процента всё же еще довольно далеко. При том что рост расходов на науку – это, по сути, инвестиция в будущее, которая могла бы окупиться в разы. Но пока не судьба.

И это не исключение, а правило. Надеяться на структурный прорыв или уменьшение имущественного неравенства при нынешней структуре налогов не приходится. Эстонская налоговая система – одна из самых прогрессивных в мире благодаря довольно низкой налоговой нагрузке, небольшому количеству налогов и отсутствию подоходного налога на фирмы. Мы не можем позволить себе отказаться от этих преимуществ. Но и без налоговых реформ мы не сможем уменьшить относительную бедность и сохранить привлекательность нашей экономической среды. Уже в следующем году нас ждут серьёзные налоговые дебаты, которые определят будущее эстонской экономики на следующее десятилетие.